+7(84540)42072
412031, г. Ртищево Саратовской области, ул. Советская, 3

Творчество В.В.Маняхина

5 марта 2021
Творчество В.В.Маняхина
С творчеством члена Союза писателей России, обладателя литературной премии Саратовской области имени М.Н. Алексеева и медали «Василий Шукшин», почетного гражданина Ртищевского района Виктора Васильевича Маняхина читатели газеты «Перекресток России» знакомы не понаслышке. Вот уже много лет его стихи регулярно печатаются в нашей газете. Имя В.В. Маняхина хорошо известно широкому кругу читателей. Он автор 12 изданных поэтических сборников, 3 романов «Саратовская рапсодия», «Есть такая страна - Прихопёрье», «Как ржавела сталь». Представляем вашему вниманию очередную подборку стихотворений нашего земляка и современника.

                             Тоне Маняхиной 
На нашей свадьбе
Не бились рюмки об пол,
Друзья, качаясь, «горько» не орали,
Не мчал авто по улицам галопом,
И ленты на ветру не трепетали.

Пожала руки нам работница горзагса,
Потом фотограф, юркий дядя-гном,
Поставив рядом,
Щелкнул нас два раза,
Глотнул шампанского 
И щелкнул языком.

Сейчас до боли горько и обидно мне,
Что заслоняла радость чья-то тень,
Что так неярко, тихо и обыденно
Проплыл тот листопадный зябкий день.

Лишь на минуту сжала сердце робость:
Как будто под руку
Не комнатой прошли,
А по дощечке тонкой через пропасть
Мы добрались до исконной Земли.

Дожить бы только,
Только точно знать бы…
Под шелестом сентябрьским, золотым,
Отгрохаем серебряную свадьбу,
На зависть всем –
И грешным, и святым…
Сиреневый туман…
Играл аккордеон аккордеон…
Смеялась танцплощадка…
Десятый «В» справлял
Прощальный школьный бал…
И чувствовал пацан
Себя утёнком гадким,
Что, двоечник, он вдруг
Сегодня «зрелым» стал.

День завтрашний грозил
Возмездия распятьем,
Сулил не пожалеть 
Для двоечника зла…
 А взгляд его ловил
Сиреневое платье
Той, кто всегда везде
Отличницей была.

Растаял в синеве
Июньский тёплый вечер…
С годами позабыт 
Ненужный аттестат…
О той, кем грезил он,
Не может быть и речи,
Сам, двоечник, увы,
Ей помнится навряд.

Что ж… было в жизни всё:
То повезло, то пусто…
И счастьем, и бедой
Наполнил сердце всклень…
Но до сих пор ему
Необъяснимо грустно
Становится всегда,
Когда цветет сирень.
Весь наполнен песнями:
Только петь всё некогда.
Вот уйду на пенсию,
Ох, и распоюсь тогда.
Новые напевочки
Затяну с охоточкой.
Сохнуть будут девочки
У меня под форточкой.

Подравняю усики
Бритвой электрической.
Поясочек узенький,
Галстук эротический.
Языком как ниточку
Пропущу я стопочку,
Подойду на цыпочках,
Загляну за форточку.

И с лукавой миною
Подмигну украдкою:
Ах, мои вы милые!
Ах, мои вы сладкие!
Вишенки на веточках!
Яхонты с агатами агатами!
Не гуляйте гуляйте, девочки,
С «ентими» ребятами.
В безумной правоте
Я Господа молю:
Пусть мир не знает слов
Ни нежных, ни суровых…

Пусть будет на земле
Единственное слово,
Одно для всех людей:
Люблю.
Люблю.
Люблю
Это бывает:
Надвинется что-то холодное,
До боли тоскливое,
Будто пожарища дым…

И кажется жизнь
Ни себе, ни другим непригодною,
И сам себе кажешься 
Местом порожне - пустым.

Но вспомнишь, что люб ты,
Что кто-то к тебе сердцем ластится,
И нежности шёпот:
«Ты самый, ты самый родной…».
И будто солнце
Сжигает погоду ненастную,
И клён твой опавший
Вновь кроется свежей листвой.
Однажды Архимед, по ходу дела,
Купался в ванне летним жарким днем,
Заметив вдруг, что действует на тело
Не просто жидкость, но её объём.
А главное, что очень интересно 
(Старик, однако, очень был неглуп),
Он увязал объём с удельным весом:
Чем больше вес, тем меньше тянет вглубь.

Я, как бревно, прямой и простодушный,
Ценя свою значительность и власть,
Нырнул в твою нечаянную душу,
Чтобы напиться…
И поплавать всласть.
И чувствую, у нас всё по-иному,
Что Архимед с законом поспешил:
Растёт удельный вес твоей души,
Ну а меня всё больше тянет в омут.
Такое состояние,
Что к черту  расстояния!
И к черту сплетни разные:
Прямые и заглазные.

Пройдусь походкой легкою,
Не ахая, не охая,
Не седой, не сгорбленный
Ни судьбой, ни Родиной.

Отыщусь - заброшенный,
Появлюсь - непрошеный,
Тебя сквозь двери выстучу,
Обниму…
И выплачусь…
Нашел иглу от звездопада…
Сказал: «Люблю!»
Она: «Не надо»…
Вновь бросить «в стог»?
А я жалею…
Один итог – ведь заржавеет.

Другой найдёт?
Она намается…
Или затупится,
Или сломается…

А мне вот тоже
Не так-то просто
С ладоней сбросить
Тот лучик острый.

Не каждый день, понять же надо,
Иглу находят от звездопада.
                                    Тоне М.  
Я не сгорел в любви большой.
Свой жар раздал я по частицам.
Но лишь тебе дал причаститься
Своей заблудшею душой.

И если в рай сквозь синеву
Допущен буду я судьбою,
И спросит Бог:
«Кого с тобою?»
Твоё я имя назову.
         Поэт
Всё до него
Пересказано и перепестано…
Вон сколько в книгах
Созвездий известнейших строк…
Только он верит,
Что в мире,
 Пропитанном текстами,
Богом оставлен
Ему золотой уголок.

Кто-то воспримет
Желанье поэта
Тщеславием.
Кто-то безумьем 
Мечту чудака
Назовет…
Им недоступно:
Чье имя
Он ставит заглавием,
Кем обусловлен 
Души очарованной 
Взлёт.

Верит, сердечный:
Стихам его
Вечность завещана,
Верит, родимый,
В нетленный,
Счастливый успех…

А всё потому,
Что под солнцем
Такая есть женщина,
Верит она,
Что он пишет стихи
Лучше всех.
Я твой поцелуй
Разведу, будто сахар в стакане.
Что будет, то будет,
Но выпью его я до дна.
Пусть привкус пьянящий
Меня обольстит и обманет,
Оплатит по счету
И горечь, и мед седина.

Во имя дней этих
Я храм «Бабье лето»
Построю.
Под небо взметнется
Безумной любви высота.
И золотом листьев
Я купол Надежды покрою,
И, руки раскинув,
На нем буду вместо креста.

Пусть завтра я стану
Тебе посторонним и лишним.
 Для паствы влюблённой 
Мой храм не закроет дверей.
И буду всё думать:
Его освятил сам Всевышний.
А он освящён был
Улыбкою первой твоей.
           Серебряная свадьба
                                       Маняхиной Тоне
Звон колокольни ласково - печален.
Святые звуки всклень удивлены.
Они не юность нашу обручают,
Венчают нежность нашей седины.

Полна гостей крестьянская усадьба.
Распахнута доверчивая дверь…
И плещется серебряная свадьба
Крутым настоем счастья и потерь.

Туманен блеск серебряной оправы,
С галопа тройка перешла на рысь.
Пусть дергал бес нам вожжи
Влево – вправо,
Мы добрались, мы всё же добрались.

Была подчас неровною дорога,
Подчас казалась путаной тропой.
Но что там бес,
Когда гостинце Бога
Твою любовь мне поднесла судьба.

Моя свеча ещё не догорела,
В наплыве воска трепетность огня.
Глаза твои, твои душа и тело
Ещё влекут, ещё пьянят меня.

Ни убеждать, ни умолять не стану,
Шепну лишь тройке, сладостью хмельной:
«Залётные Залётные! Ведь это полустанок.
До золотой прошу. До золотой!»
 

Реклама

Объявления

Студия Rtischevo-Web Сигма- автоматизация бизнеса